О судьбе Покровского храма в Нижней Ореанде после революции.

В.М. Евдокимов. Фотокорреспондент газеты «Ялта православная». Крымская региональнаяисторико-исследовательская краеведческая общественная организация «Истокъ».

В архивном деле, относящемся к концу 1925 – началу 1926 годов, называемом « Материалы для докладов, выступлений представителей обкома партии на районных парторганизациях », приводится статистическая таблица обо всех культовых  зданиях на территории Крымской республики, как действующих, так и ликвидированных. Закрывающиеся культовые здания всех конфессий  разбирались на строительный материал, либо им находили другое применение: чаще всего в них размещались клубы, склады, мастерские и т.д. Из 969 культовых зданий всех конфессий Крыма только четыре православных храма были зарегистрированы как памятники архитектуры и искусства. [1. Ф. П-1, оп.1, ед.хр.388, л.80]. В это число входила Покровская церковь в Нижней Ореанде.  

Со времени постройки в 1885 году, храм был не только местом совершения богослужений, но и восхищал ялтинцев и отдыхающую здесь публику своим архитектурным стилем и уникальными мозаичными иконами работы итальянца Антонио Сальвиати.

С наступлением тяжелого революционного времени в церкви значительно сократились службы. Об этом свидетельствует рапорт смотрителя имения « Орiанда » и одновременно старосты Покровского храма Введенского  в Управление национальными сельскохозяйственными предприятиями в Крыму 13 июня 1918 года :« С причислением Орiандской Покровской церкви к церкви имения Ливадия и образования одного прихода, в Орiандской церкви богослужения совершаются очень-очень редко, несколько раз в год, так например от Св.Пасхи по сiе время совершено всего одно богослужение в день Св.Троицы, между тем как в Ливадии богослужения совершаются каждый праздник. В виду того, что Орiанда не так близко от Ливадии и прихожане, где имеются дети не могут посещать церковь в Ливадии, таким образом  лишены возможности присутствия при богослужениях, имею честь покорнейше просить разрешить хотя бы один-два раза в месяц совершать богослужения.» [ 1. Ф.248, оп.1, ед.хр.655, л.14 ] Настоятелю Ливадийской церкви было дано указание совершать богослужение хотя бы раз в месяц.  К сожалению, со временем службы всё же прекращаются. В апреле месяце 1922 была составлена опись перенесенного имущества Покровского храма в Вознесенскую церковь Ливадии. Всего было передано 42 предмета, среди них: напрестольный серебряно-позолоченный крест, медный трикирий, воздухи из серебряного глазета, шитые золотом, два ковра, но самое главное антиминс, без которого нельзя совершать Божественной Литургии. Уже в следующем 1923 году была составлена опись оставшегося имущества Ореандовской церкви. 30 марта комиссией по ликвидации домовых церквей при Ялтинском  Окрисполкоме был составлен акт по « проверке наличия инвентаря, наложена печать на дверь ведущую в церковь, при этом присутствовали настоятель церквей в Ливадии священник  С.Аронский и бывший церковный староста Григорий Силиверстов, последнему сданы ключи от церкви в 2 экземплярах». [1. Ф. Р-663, оп.10, ед.хр 664, л.12 ]      

В связи с тем, что Покровская церковь все время находилась в опечатанном состоянии и требований об открытии в Ялтинский Райисполком не поступало, Зав.Церковным  Столом Крастошевский просил «ликвидировать храм». [ 1. Ф. Р-663, оп.10, ед.хр.664, л.18 ]

Постановлением Президиума Крымского ЦИК от 8 мая 1924 года домовая церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Ореанде была официально закрыта. [ 1. Ф. Р-663, оп.10, ед.хр.664, л.22 ]

Храм был передан в ведение ОХРИСа ( комитет по делам музеев и охраны памятников искусства, старины, народного быта и природы ). В акте от 29 ноября 1924 года подписанном  вышеупомянутым тов. Крастошевским и  Зав. Ливадийскими музеями — дворцами тов. Гилко в присутствии научного сотрудника музея тов. Душенкова и представителя Ялтинского ОХРИСа был проведен осмотр Ореандовской церкви и культового имущества, находящегося в указанной церкви на предмет определения использования таковых. При этом комиссией установлено:

«1. Церковь, как имеющая богатую мозаичную работу, являющейся редкостью в СССР несомненно должна перейти в ведение ОХРИСа, для демонстрирования её перед массами, особенно перед учащимися.

2. Некоторые предметы имеющие некоторое художественное значение : а) стихарь персидско-индийской работы; б) покров на анолой художественной работы подлежит изъятию в фонд ОХРИСа.

3. Предметы культового характера и обиходного подлежат изъятию для передачи в Госфондовую комиссию.

4. Комиссия считает в срочном порядке произвести небольшой ремонт (починка крыши) в противном случае проникающая сырость может разрушить мозаику». [ 1. Ф. Р-663, оп.10, ед.хр.664, л.24 ]

В апреле месяце 1925 года Центральное Административное Управление Крыма сообщало: « что ввиду того, что ОХРИС в настоящее время свертывает свою музейную сеть, единственным выходом из создавшегося положения с означенной церковью, по мнению ЦАУ Крыма, является передача её в ведение Управления Ливадийскими дворцами, которое, эксплуатируя её, в смысле допущения осмотру экскурсиями, может покрыть расходы по содержанию церкви»  [1. Ф. Р-663, оп.10, ед.хр.664, л.29]. В июле того же года храм был принят в ведение Крестьянского курорта «Ливадия», « для эксплуатации последнего путем обозрения экскурсиями и другими способами культурно-просветительного характера». [ 1. Ф. Р-1128, оп.2, ед.хр.734, л.1 ]  При посещении церкви посетители платили за вход  10 копеек. [ 1. Ф. Р-1128, оп.2, ед.хр.734, л.11]

Народный комиссариат по просвещению противился такому функционированию храма. Они искали повод, чтобы церковь окончательно закрыть. И нашли. Случилось это после знаменитого крымского землетрясения в 1927 году, когда  « … наиболее пострадали приспосабливающиеся под дома отдыха помещения в Ореанде…»  [ 1. Ф. Р-1128, оп.2, ед.хр 959, л.58 ]  Это строки из большого заключения экспертной комиссии о землетрясении, составленное специалистами, согласно обращению КрымЦИК, и подписанное профессором 1-го Московского государственного университета и Горной Академии А.Д. Архангельским, заведующим сейсмическим отделением  Московского государственного Геофизического института профессором В.М.Бачковским и другими учеными. В самом храме обновились старые трещины, появились новые, частично потрескалась мозаика, что дало повод Ялтинскому исполнительному комитету сообщить КрымЦИКу : « здание после землетрясения пришло в негодность, а поэтому рационально снести его ». [ 1. Ф. Р-603, оп.10, ед.хр.1595, л.112 ]  Господь Бог не дал совершиться этому злодеянию. В последствие здание церкви было передано организации под названием «ЮжберКрым», получившему предписание  разобрать храм со « срочным уничтожением всех культовых признаков имеющихся на этом здании (крест, купол, надписи и рисунки ).  [1. Ф. Р-663, оп.10, ед.хр.664, л.30] Часть указаний была выполнена.

Другое надругательство над церквями произошло в 1930 году. Президиум Центрального Исполнительного Комитета Кр.АССР  5 декабря издал постановление : « В целях создания нормальных условий для лечения и отдыха больным – колокольный звон запретить в городах Ялте, Севастополе, Феодосии, Евпатории, Алуште, Алупке, а также в церквах находящихся на территории прилегающих к ним санаториях и домах отдыха». [1. Ф. Р-663, оп.10, ед.хр.1660, л.8 ] С 20 января 1931 года в Ялте и прилегающих районах были запрещены колокольные звоны «под  личную ответственность Председателей Двадцаток ». [ 1.  Ф. Р-663, оп.10, ед.хр.1660, л.7]  Далее последовали более жесткие меры, уничтожение уникальных колоколов. Этому способствовал раскол в Церкви. Обновленческие общины города этому помогали. Вот характерное  заявление  того времени общины Александро-Невского собора города Ялты: « В виду того, что наша страна крайне нуждается в цветном металле, а сотни пудов этого ценного металла висят без всякого употребления на колокольне нашего собора и за прекращения звона, верующие и без него собираются к богослужению, так как звон ни является существеннейшей необходимостью богослужений «20» собора идя навстречу острой потребности, решила сдать колокола на нужды индустриализации Страны Строищагося  Социализма». [ 1. Ф. Р-663, оп.10, ед.хр.1792, л.7] По данным церковного отдела Крым НКВД  в Крыму к концу 1923 года было зарегистрировано 844 колокола, общим весом 12.177 пуда. [ 1. Ф. Р-663, оп.10, ед.хр.46, л.176 ] « Вследствии добровольного отказа религиозных обществ от пользования колоколами – последние снять и передать их для реализации Металлому » [ 1. Ф. Р-663, оп.10, ед.хр.1792, л.1 ] —  выписка из постановления заседания Постоянной комиссии при Президиуме КрымЦИКа по вопросам культа 20 июня 1932 года.  В этот период были варварски уничтожены уникальные колокола Покровского храма. Словарь Брокгауза и Ефрона, сообщает, что такие колокола, как в Ореанде, с особо настроенным  гармоничным звучанием до революции были на колокольне Аничкова дворца и Казанского собора  в Петербурге, в одном из храмов Киева, Нижнего Новгорода, в храме Марии Магдалины в Гефсимании, близ Иерусалима и в Ореандовской церкви. [2]

После войны храм использовался как механические мастерские, овощной и строительный склад санатория «Нижняя Ореанда». Кому не лень, сбивали уникальную смальту для своих хозяйственных и «художественных» потребностей. Прилегающая территория была обезображена, хотя когда был подписан указ о создании санатория в 1945 году, в одном из документов отмечалось: « Очистить парк от мусора около церкви»  Получилось всё наоборот. Парк уничтожили, сейчас можно видеть только несколько оливковых деревьев оставшихся чуть ниже церкви.

6 сентября 1979 года постановлением Совета Министров УССР храм был внесен в государственный Реестр национально – культурных памятников Украины под №3975, но по-прежнему использовался как склад.

Постановлением Совета Министров Республики Крым от 17 марта 1992 года  культовое здание по адресу г.Ялта пос. Нижняя Ореанда возвращено в собственность общине « Покрова Божией Матери». Началась новая страница в жизни православной Ялты и удивительного храма.  

Сейчас в храме на нас смотрит с купола чудом сохранившиеся редчайшее мозаичное изображение Спасителя и другие мозаичные иконы, являющиеся верхом совершенства мозаичной иконографии, которую создали наши предки и то, что мы должны сохранить нашим потомкам. Вспоминаются слова из рассказа А.П.Чехова «Дама с собачкой»: «…как, в сущности, если вдуматься, всё прекрасно на этом свете, всё кроме того, что мы сами мыслим и делаем, когда забываем о высших целях бытия, о своем человеческом достоинстве». [3.стр-123 ]

Источники  и литература

     1.   Государственный Архив Автономной Республики Крым.

     2.   Словарь Ф. Блокгауза и И. Ефрона  Том-15, 1895 год.

     3.   А.П.Чехов «Рассказы», Киев, « Вэсэлка », 1989 г.

Related Posts